Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

«Земля царская» и «земля королевская»

Страны в истории > Сербия

Византийским современникам  Душана  стало ясно, что, воцарив­
шись  на  престоле, он  разделил  Сербию:  завоеванными  ромейски­
ми  территориями  он  правил  по  ромейским  законам,  а  своему  сыну

предоставил  править  по  сербским  законам  на  землях  от  Скопле  до
Дуная.  В  указах,  изданных  мя  Дубровника,  Душан  и сам  различал
«земли  царские»  и  «земли  королевские»,  но  в  то  же  время  в  своем
«Законнике» не считался с королем как носителем какой бы  то
ни  было  власти. На  практике  Душан  правил  один: самобытность
королевства  он  подчеркивал  только  в  отношениях  с  Дубровником
и  Венецией, с которыми у  Сербского государства издавна име­
лись  договоры.
Насколько  можно  судить  по  скудным  источникам  того  времени,
Душан  стремился  к  тому, чтобы  его государство  было  царством  не
только по названию; он хотел приравнять сербское государство
к  империи,  причем не номинально,  но  в  реальности.  Несложно
было  изменить или  приспособить  под  имперский  идеал  то, что за­
висело  от  воли  правителя  и  его соратников,  - например, принять
титул  <<Царь сербов и  греков» и  возвысить  царскую  супругу  до  по­
ложения  «августы»;  перенести  в  Сербию  византийские  император­
ские почетные должности gecnom,  севасmокраmор, кесарь и  раз­
давать их по византийскому образцу своим родственникам или
мужьям своих родственниц. Так, деспотами стали сводный брат
Душана  Симеон  Урош  и  брат  царицы  Иоанн  (Йован)  Асень;  севасто­
краторами  - муж  сестры  царя  Евдокии  Деян,  а  также некий  Бран­
ко Младенович, чьи связи с  двором неизвестны; кесарями были
Прелюб,  муж  родственницы  царя  Ирены,  а  также  Воихна  и  Гргур,
о  степени родства  с  царской  семьей и  деятельности  которых  мало
известно.  Некоторые  из  этих  вельмож  стали  управляющими  отдель­
ными  землями Сербского царства: Симеон  стал  править Эпиром,
Иоанн  Асень  - Южной  Албанией  (Канина,  Валона)  , севастократор
Деян  - областью  Велбужда,  а  Бранко  Младенович  - Охридом.
Византийские  дворцовые порядки и  церемониал  также  были,
хотя и  не столь быстро, перенесены в  Сербию. Еще  легче было
усвоить традиции документоведения,  а  византийские образцы
документов  (хрисовулы,  хрисовульные  буквы,  простагмы)  приспо­
собить к  сербскому  языку. Но  было  много и  такого, что помава­
лось  изменениям  тяжело  и  медленно,  ограничивая  амбиции  царя.
Более всего это проявилось в  правовой и  законодательной сфе­
рах.  Части обширного Сербского царства в  данном отношении
весьма отличались друг от друга. В  тех областях, которые были
завоеваны последними, люди жили по византийским законам,
и  Душан это одобрял и  санкционировал. Византийские порядки
с соответствующими  учреждениями, византийский  образ жизни

сохранялись и на территориях, завоеванных в 1282 г.  и  позднее.
Значительная  часть  государства  Стефана  Немани  - все  террито­
рии  восточнее  Дрины  - также  два  века  находились  под  властью
Византии, но  она была  выте'снена оттуда  довольно рано (еще до
эпохи  крупных  экономических  и  социальных  изменений),  так  что
в  этих  областях  сохранились  лишь  самые  общие  устои  византий­
ской цивилизации: структура поселений, элементы фискальной
системы,  единицы  мер  и  весов,  денежные  единицы.
Но в  составе государства Неманичей, ставшего при Душане
царством, были и  территории, которыми Византия вообще ни­
когда непосредственно не владела и  на  которые ее цивилизация
если и  оказывала  влияние, то  исключительно со стороны. В  силу
этого Сербия, подобно государствам европейского Запада, была
разделена  на  области  с  писаными  законами  и  земли,  где  были  рас­
пространены  древние племенные обычаи (обычное право), хотя
границу между ними провести довольно сложно; скорее всего,
в  реальности она была размытой, поскольку начиная со време­
ни принятия христианства Сербия постепенно, но  неудержимо
подвергалась  влиянию  писаного, церковного  права. Влияние  цер­
ковных законов сказывалось и  в  мирской сфере, прежде всего
в  вопросах  брака, семьи  и  наследования.
Писаные  законы  и  в  Сербию  проникали  посредством  церкви.
Уже  говорилось, что стараниями святого Саввы был  переведен
Номоканон  - весьма объемистый сборник, в  котором были со­
браны разнообразные правовые постановления, относившиеся
как  к  чисто церковной  жизни, так  и  к  христианскому  сообщест­
ву в  целом. Больше всего в  Номоканоне было решений  и  поста­
новлений вселенских соборов, касавшихся церковного порядка
и  дисциплины, но, кроме этого,  здесь помещался цельrй Прохи­
рон (по-сербски Закон  rpagcKU), то  есть сборник  императорских
законов второй половины  IX в.  вместе с  множеством предписа­
ний, регулировавших  жизнь  мирян. Номоканон был  необходим
для  управления  церковью,  и  эту  книгу  должен  был  иметь  каждый
епископ.
Кроме  Номоканона  на  сербский  язык  были  переведены  с  гре­
ческого  еще две  важные правовые компиляции,  касавшиеся
мирской  жизни: KogeKc императора  Юстиниана, содержавший
элементы частного права,  и  Аграрный закон,  в  котором пропи­
сывались отношения господина и  земледельца и  правила жизни
в  сельской  общине.

Издание законов было одновременно и  правом, и  обязаннос­
тью царей. В  грамоте Душана, сопровождавшей Законник, царь
говорит:  «  .. .я  взыскал некой добродетели и  всеистинной и  пр  а­
вославной  веры  законы  поставить, как  и  подобает  иметь  их  и  за­
щищать  ... »  Законник был принят на соборе 21 мая  1349 г.  Он
содержал 135 отдельных законов, сгруппированных в  самом его
начале по содержанию: первая группа законов касалась церкви,
вторая  - властелей l ,  а  далее системность  терялась. Вторая  часть
Законника  была  принята  в 1354 г.:  она  наполовину  короче  первой
и  иногда  говорит  о  тех  же  предметах,  что  и  та, которая  называется
«первым  законником».
В  тех  областях,  где  правовые  отношения  были  уже  давно  урегу­
лированы (например, в  сфере  церковной  организации и  дисцип­
лины), формулировались положения, ставшие тогда актуальны­
ми,- обязательность церковного венчания; запрет на переход
в  католичество, касавшийся  прежде  всего поселений  саксонских
рудокопов и  купцов  (около  30 населенных пунктов);  вопросы
неприкосновенности церковных  владений  и  их  юрисдикции; от­
ношения сельского священника и  сеньора, которому принадле­
жало село,  и  др.  Законник не содержал никаких предписаний
в  отношении  монашества  - это было  прописано  в  других  кодек­
сах, - но  запрещал  монахам  жить  вне  монастыря  и  устанавливал
оптимальное соотношение монастырского хозяйства и  числен­
ности братства: за  счет тысячи  домов  должно  было содержаться
пятьдесят  монахов.
Составители  Законника  Душана  не  оспаривали  и  не  ограничи­
вали  византийское  право;  наоборот,  они  его  развивали,  применяя
в  неясных или спорных сферах. А  таких сфер было достаточ­
но  - как  в  силу  укорененности  собственных  правовых  традиций,
так  и  из-за  социального  расслоения  общества. В  Законнике  много
места отводится  уголовным  делам, помержанию  общественного
порядка, судопроизводству и  очень мало  - имущественным во­
просам,  причем  только  таким,  в  которых  сказывалось  сильное  вли­
яние обычного права (границы земельных участков, нанесение
ущерба  имуществу  в  селах).
Все эти меры  отражают  стремление  расширить  области  госу­
дарственного  регулирования,  касавшегося  сначала  лишь  фискаль­
ных  и  оборонных  функций  и  лишь  в  некоторой  степени  - судо-

производства.  Со  временем  перед  государственной  властью  вста­
ют  новые  задачи, или  же  она  сама  возлагает  их  на  себя. Помимо
защиты  церкви  и  духовенства,  вдов,  детей  и  стариков  - обязанно­
сти, общей  для  всех  правителей,  - становится  актуальной  забота
о  чужеземцах,  путешественниках  и  купцах. Возникает  необходи­
мость  защитить  людей  от  нападений  и  УГРОЗ, обеспечить  безопас­
ность их имущества, становящегося все более разнообразным.
Государство  уже  не  может  мириться  с  тем,  что  каждая  жупа,  край
или  город  сами  защищали  себя  от  воров  и  разбойников,  а  потому,
не  снимая  с них  коллективной  ответственности за самооборону,
оно  все  же  берет  на  себя  решение  задачи  по  преследованию  пре­
ступников  и  обеспечению  безопасности  и  порядка.
Стремление  искоренить  насилие, воровство  и  разбой  красной
нитью проходит через обе части Законника.  Помимо того что
были  прописаны  общие  меры, призванные «укротить воровство
И  разбой»  (казнь  через  повешение вниз головой,  ослепление,
репрессии в  отношении села,  где  был обнаружен разбойник,
арест владельца села и  его  обязанность возместить причинен­
ный  ущерб), ответственность  за  порядок  возлагалась  на  всех, кто
составлял опору власти на местах (кнез',  примичур2, каmунар3,
челник4); к  тому  же  был  предусмотрен  краткий  процесс  суда  и  на­
ложения  наказания.
Претензии государства на тотальное регулирование видны
также  в  его  стремлении  полностью  контролировать  территорию:
там, где у  жуп  и  сел не было одного старейшины (села и  жупы
могли  совпадать), ответственность  за окрестные  дороги  в  случае
ограбления  или  разбоя  несли  царские  кефалии. Если, например,
между  жупами был пустой холм, не  принадлежащий ни одной
из  них,  то  жители близлежащих сел должны были выставлять
свои караулы и  в  случае разбоя или нападения на людей в  этой
местности несли ответственность. Стремление К  контролю над
территорией выразилось и  в  том,  что Сербия переняла визан­
тийскую административную систему. Неизвестно, какой была

организация  власти  на  местах  во  времена  правления  первых  Не­
маничей. Сум  по  документам,  за  это  отвечали  жупаны,  казначеи
и mепчии'. Еще  до Душана началось распространение системы
кефалий, которую Сербия застала на отвоеванных у  Византии
после 1282 г.  землях. При  Милутине уже существует «кефалия
зетскиЙ». Со  времени правления Душана, когда система кефа­
лий распространилась на всю государственную территорию,
область, за  которую отвечал отдельный кефалия, уменьшились,
и  часто  это была  одна  или  две  соседние  жупы.  Кефалия  имел  ре­
зиденцию  в  городе  и  ясно  очерченный  круг  полномочий  и  обязан­
ностей. Он  был  представителем царя, играл определенную  роль
в  суде  и  нес  самую большую ответственность за  обеспечение
общественного порядка. Ответственность за защиту  от нападе­
ний внешних  врагов, а  также от разбойников несли краишники
или  краишские  воевоgы,  распределенные  по  приграничным  обла­
стям. Полный  контроль над территорией огромной страны мог
быть  достигнут  только за счет  серьезного напряжения  всех  сил,
дисциплины, соблюдения  субординации  и  постоянного надзора.
Сохранить  такую  организацию  на  долгое  время  было  трудно: это
стало  очевидным  сразу  же  после  смерти  Душана.

Назад к содержимому | Назад к главному меню