Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Плата за славу

Статьи

 Когда в 1879 году Лондонское географическое общество присудило Николаю Пржевальскому золотую медаль, его тибетские путешествия сравнивали с путешествиями Марко Поло.
За 8 лет странствий по Монголии и Тибету Пржевальский проехал и прошел 32 тысячи километров это почти длина экватора. Он нанес на карту территорию в 7 миллионов квадратных километров это площадь размером с Австралию.
А что мы знаем об этом человеке, кроме «лошади Пржевальского»?
Николай Пржевальский юношей участвовал в Крымской войне, потом учился в Петербурге, в Академии Генштаба. В Варшаве преподавал географию и историю в военном училище.
В учебниках географии тех времен было много пробелов. Например, природа Центральной Азии считалась совершенно не изученной. И молодой учитель мечтал побывать в тех краях.
Но тут я позволю себе сделать отступление от жизненного пути Николая Михайловича Пржевальского, чтобы поговорить о проблеме, которая для меня долго была непонятной.
Как это. Центральная Азия не изучена? Там что, никто не живет? Да нет, там живут и испокон веков жили монголы, китайцы, тангуты народы с древнейшей культурой, древнейшей историей. Тогда почему же говорят и пишут об открытиях исследователей Азии? Одно дело открывать Антарктиду, где люди никогда не жили. Я понимаю также, когда говорят об открытиях Миклухо-Маклая, он все-таки приплыл на острова, жители которых не умели писать и не оставили письменных описаний природы, животного мира своих островов... А тут, можно сказать, в центре древнейших цивилизаций, какие могут быть белые пятна, какие географические открытия?
Но это сейчас, когда летают самолеты, есть телеграфы, телефоны, телевидение и компьютерная связь, планета кажется маленькой, а все народы близкими соседями. А тогда, более ста лет назад... Все казалось очень далеко. Европа и Азия были разобщены. Пока из Петербурга на поезде до Нижнего Новгорода, потом на пароходе до Перми, потом на тройках от Екатеринбурга до Тюмени, потом опять пароходом до Тобольска, до Томска, потом на тройках до Иркутска, потом через Байкал и далее на лошадях до Кяхты (это только по нашей стране), а там через границу вьючными караванами на лошадях
и верблюдах до пустыни Гоби или Тибета сколько месяцев пройдет!
И встретят тебя непохожие на европейцев люди. У них свой язык, свои обычаи, свои взгляды на жизнь. Монголы и близкие к ним народы буддисты. Они считают, что окружающий нас мир иллюзия, мираж, жизнь тяжелое бремя, что истинно только одно нирвана, блаженство, которое ждет нас в загробном мире, после нашей смерти. И высшая задача каждого человека отказаться от своих желаний, чувств, приготовиться к нирване, к небытию... От этого буддисты созерцательны и неактивны.
Труды любого европейского ученого понятны другим европейским и североамериканским ученым. Их переводят на разные европейские языки, их переиздают, сведения из этих трудов попадают в учебники всех европейских стран. Поэтому так важен для цивилизованного мира взгляд европейца на климат, природу и обычаи людей Центральной Азии. Не древние китайские карты, а карты, составленные европейцем, могут «закрыть» белые пятна Центральной Азии.
Но пока европеец, и по рождению, и по образованию, Николай Пржевальский только мечтает о путешествии в Центральную Азию. Географическое общество, куда он обратился с планом экспедиции, ему отказало молод, неопытен, неискушен.
Николай Михайлович добивается перевода в Восточно-Сибирский округ, где в 18671868 гг. совершает ряд самостоятельных путешествий и издает про свои путешествия по Уссурийской тайге книгу.
Теперь географическое общество уже согласно командировать его в Центральную Азию. И вот
мечта Николая Михайловича сбылась. С этого года идет отсчет четырем большим его путешествиям.
Пржевальский в Монголии и на Тибете собирает огромный уникальный гербарий более 15 тысяч растений. 218 видов были ранее неизвестны европейской науке. Он описывает (и привозит в Россию их шкуры) десятки новых видов животных дикую лошадь, названную позже в его честь, дикого верблюда, которого не видел ни один европеец, кроме Марко Поло, тибетского медведя, несколько новых видов птиц, рыб и пресмыкающихся...
Потом, когда отчеты о первой экспедиции в Монголию были опубликованы, Пржевальского критиковали русские геологи: мол, мало уделяет внимания геологическим исследованиям. Да, Пржевальский не был геологом, но после этой критики он, ученый с мировым именем, не постеснялся брать уроки у одного молодого геолога.
Пржевальский нанес на карту неизвестные ранее горные хребты и дал им имена: хребет Колумба, хребет Московский, хребет Русский. Одну из вершин он назвал Кремль.
Он был первым европейским ученым, который ходил по берегам «кочующего» озера Лобнор. А это озеро было сущей загадкой для географов. Марко Поло о нем не писал, хотя в этих краях был, а на древнекитайских картах оно то упоминалось, то нет...
Он описал «кочующие» реки Центральной Азии, которые меняют свои русла на равнинах.
Но думали ли вы когда-нибудь, что платит человек за свою известность?
Каким тяжелым было каждое из четырех путешествий Пржевальского!
И как его путешествия были нелегки морально!
Известие о смерти матери, которую он очень любил и к которой был очень привязан, Николай Михайлович получил, только через год после этого печального события.
Все четыре его путешествия по Центральной Азии это сложные отношения с китайскими колонизаторами, захватившими эту территорию, это вооруженные стычки с кочующими по степям бандами. (Недаром лучшими членами экспедиции Пржевальский считал казаков и выносливы, и воевать умеют.)
А друзья, коллеги, дом далеко. И нет семьи, и уже 46 лет...
...Николай Михайлович умер в 1888 году, в начале своей 5-й экспедиции на Тибет. Попил воды из придорожного ручья и заболел тифом. Похоронили его на берегу озера Иссык-Куль.
Вот такая судьба. И мечты юности о путешествиях сбылись, и в историю попал, но жизнь прожил тяжелейшую.

Назад к содержимому | Назад к главному меню