Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Добродея-Евпраксия-Зоя

Статьи

О людях стародавних времен мы подчас думаем, что жили они лучше нас, занятней, а судьбы их похожи на сказочные сюжеты. Увы, мы ошибаемся. Во все времена были свои сложности, печали, озарения, радости. И судьбы предков, пожалуй, не сказками надо представлять, а мудрыми уроками. И для нас, и для тех, кто вслед нам придет.
...Княжна Добродея была внучкой великого князя Владимира Мономаха. Отец Добродеи Мстислав Владимирович оказался последним русским князем, при ком Русь держалась едино и слыла могуще-ственной державою. Поэтому иноземные государи хотели с Русью прежде всего дружить, а не бороться.
Как известно, существовал простой житейский обычай, позволявший сохранять между странами добрые отношения, брачные союзы. Так, в 1122 году княжна Добродея была просватана за старшего племянника византийского императора Алексея Комнина. Племянник этот готовился сам стать императором, следовательно, Добродея получала завидную возможность в скором будущем предстать византийской государыней. Это и отмечает русская летопись, что Мстиславна была «ведена в грек за царь», то есть стала царицей.
В солнечном Царьграде (Константинополе) русскую княжну называли Евпраксией («еупраксос» по- гречески «добродеяние»). А при коронации она получила новое имя Зоя, что означает «жизнь». Последнее имя было более чем символично: греки надеялись, что русская княжна родит наследника престола. Но...
Прошел год, за ним следующий, там и третий, четвертый, а Добродея-Евпраксия-Зоя оставалась бездетной. Можно не сомневаться: жизнь Мономаховой внучки не звучала беззаботной южной песней. Как можно относиться к бесплодной императрице, которая не может подарить своему новому государству долгожданного наследника?
Добродея-Евпраксия-Зоя старалась не терять надежды, присутствия духа. В кругу двух образованнейших византийских женщин
принцессы Анны Комниной и вельможной дамы Ирины она занялась любимым занятием историей медицины. Кстати, Анна Комнина прославилась как известная хронистка, написавшая биографию своего отца, а Ирина покровительствовала ученым и интересовалась историей.
Добродею-Евпраксию-Зою вопросы медицины волновали не случайно. Наверное, она искала причины своего бесплодия и, вероятнее всего, еще с отрочества и юности умела распознавать травы, знала целебную силу снадобий.
В 1129 году спустя семь лет после замужества императрица наконец-то родила. Но не сына, а дочь. Византийский двор был разочарован. Но что материнскому сердцу до государственных честолюбивых планов? Добродея-Евпраксия-Зоя нежно любила дитя, выстраданное и единственное.
А муж Добродеи-Евпраксии-Зои император Алексей вскоре скончался, и правителем Византии стал его брат. Императрица-вдова теперь уж никому не была нужна.
Говорят, она долго носила траур и напоминала монахиню. Ее все более интересовали медицинские книги, труды, и в конце концов Доброд
е я-Евпраксия-Зоя начала врачевать людей. Нет, она не вычеркнула себя из жизни, не была пустым местом в византийских дворцах, она, как могла, служила людям, как умела, облегчала их страдания.
Как окончилась жизнь этой многострадальной женщины? Какова судьба ее дочери? Никто теперь не сможет дать ответа византийские хроники молчат об этом... А теперь о самом главном.
Внучка Мономаха, русская княжна Добродея, жена византийца Евпраксия, византийская императрица Зоя оставила после себя трактат «Алимма» («Мази»), написанный по-гречески. (Ныне он находится в книгохранилище итальянских властителей библиотеке Медичи во Флоренции и, к сожалению, сохранился не полностью.)
В первоначальном виде он содержал пять разделов, где книжница Добродея-Евпраксия-Зоя поделилась своими знаниями и наблюдениями о различных болезнях, в том числе женских, внутренних органов, кожных. Вдовствующая императрица талантливо выделила четыре типа различных человеческих темпераментов: ее предположения
подтвердили спустя несколько столетий ученые-психиатры. Также читатель мог найти на страницах «Алиммы» описание гомеопатических «взваров» и приемы массажа.
Добродея-Евпраксия-Зоя была и навсегда осталась в истории первой женщиной Древней Руси, написавшей медицинский трактат. Перед этим вечным, неоспоримым фактом меркнет и исчезает средневековое византийское честолюбие, так в свое время обижавшее талантливую женщину.

Назад к содержимому | Назад к главному меню