Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Путь к звездам

Статьи

Жили на Земле два великих, два отчаянных мечтателя, грезивших о космосе и межпланетных путешествиях. Жили в одну эпоху, хотя и принадлежали к разным поколениям; знали друг о друге, даже, случалось, посланиями обменивались, а встретиться не довелось.
Один называл себя «новым гражданином Вселенной», другой «марсианином».
Первый, Константин Эдуардович Циолковский, родился 17 сентября 1857 года в селе Ижевском под Рязанью в семье лесничего, обрусевшего поляка, гордившегося тем, что среди его предков был знаменитый бун¬тарь Наливайко.
Второй, Фридрих Артурович Цандер, появился на свет 30 лет спустя, 11 августа 1887 года в Риге, в семье врача, который вел свой род от немецких куп-цов и слыл демократом: таблич¬ка у ворот его дома гласила: «Неимущих осматриваю бес¬платно».
Разным был путь к звездам у «нового гражданина Вселен-ной» и «марсианина». Но и у того, и у другого он начинался в семье.
От отца воспринял Циолков¬ский страсть к изобретатель¬ству и унаследовал незауряд¬ную силу воли. В детстве он «любил мечтать и даже, как вспоминал сам Константин Эду-ардович, платил младшему брату, чтобы он слушал мои бредни».
Судьба неласково обошлась с Циолковским: в десять лет, после перенесенной скарлати-ны, его постигла почти полная глухота. Из-за этого мальчик не смог посещать гимназию и ему пришлось заниматься самостоя-тельно. Сначала учеба продви-галась чрезвычайно туго. Но вдруг в 14 лет у него пробужда-ется сильнейший интерес к арифметике, математике и физике. Он начинает заниматься изобретательством, да так ус-пешно, что отец его, уверовав в необыкновенные технические способности сына, отправляет 16-летнего Костю в Москву, где он усиленно занимается в луч-ших библиотеках, а все свобод-ное время посвящает опытам. Несмотря на постоянную по-мощь отца, он живет впрого-лодь, так как все присылаемые деньги уходят на реактивы. Им движет жажда знаний, стремле-ние создать машины, которые бы многократно расширили воз-можности человека. Этой мечте он останется верен всю жизнь.
Пробуждение интереса к от-крытиям и научным исследова-ниям у Фридриха Артуровича Цандера тоже было связано с родительским домом. Отец его, медик по образованию, увле-кался астрономией, географией и воздухоплаванием, вел разно-образные наблюдения, ставил опыты и аккуратно записывал их результаты. В этой атмосфе¬ре и формировалась тяга юного Фридриха к исследованию да-леких миров. Тут еще надо не-пременно упомянуть об одном обстоятельстве, которое сопро-вождало появление Фридриха на свет.
В августе 1887 года, ранним утром 7-го числа, случилось солнечное затмение, а в ночь с 10 на 11 августа на Ригу обру-шился звездный дождь. В день звездопада и явился в этот мир Фридрих Артурович Цандер, и каждый раз, отмечая день его рождения, в семье вспоминали об этом событии. «...Это явле-ние... оставило глубокий след в моем представлении, писал четыре десятилетия спустя сам Цандер. Уже с детства я лю-бил стоять у окна и смотреть на звезды в темные зимние ве-чера».
В ту пору авиация только- только зарождалась, и прими-тивные планеры пытались отор-ваться от земли, а весь ученый мир горячо спорил: способен ли летать аппарат тяжелее возду¬ха. «Но если Лилиенталь* лета¬ет на таком аппарате, значит, можно построить аппарат для перелета с планеты на плане¬ту», размышлял Цандер. Бу¬дучи студентом, он стал одним из организаторов, летом 1908 года, Рижского студенческого общества воздухоплавания и техники полета. Два десятиле¬тия спустя, уже в Москве, он вы¬ступит инициатором создания Общества исследователей меж-планетных сообщений.
Сегодня имена Циолковского и Цандера воспринимаются нами прежде всего в связи с их вкладом в развитие космонав-тики. И порой нам невдомек, что и первому, и второму приходи-лось заниматься проблемами космоса, так сказать, во внеслу-жебное время.
Сдав экстерном экзамен на звание учителя арифметики и геометрии, Константин Эдуар-дович Циолковский получил ме-сто преподавателя в Боровском уездном училище Калужской гу-бернии. Там он проработал 12 лет, пока его не перевели в Калугу, где Циолковский и про-жил до конца дней своих с репу-тацией чудака и «калужского мечтателя». Работу в училищах любил и как настоящий учитель умел возбудить в учениках лю-бопытство остроумными опыта-ми, демонстрируя при этом раз-ные технические «штучки» соб-ственного изготовления.
Здесь, в Калуге, Циолков¬ским были написаны его основ¬ные работы по воздухоплава¬нию, авиации и космонавтике.
В то время как Циолковский приближался к открытиям, ко-торые обессмертят его имя, Цандер постигал азы наук в Рижском реальном училище.
В 1903 году в журнале «Науч¬ное обозрение» появляется ста¬тья К. Э. Циолковского «Иссле-дование мировых пространств космическими приборами», в ко-торой публике была предста-влена ставшая впоследствии классической формула ракеты. И надо же такому случиться, что именно эту статью решил прочитать преподаватель Риж-ского училища своим подопеч-ным, среди которых был и Цан-дер. Это чтение произвело на Фридриха огромное впечатле-ние: «Значит, полеты не просто мечта. Они возможны!»
Но «калужский мечтатель» рассматривал космические про-екты в чисто теоретическом плане. Хотя он и любил кон-струировать (среди его изобре-тений была, кстати, маленькая центрифуга, где он испытывал на перегрузки тараканов и цып-лят), тем не менее он ни разу не попытался построить и запу-стить хотя бы одну модель не-большой ракеты.
А Цандер в своем стремлении к Марсу, которое пронизало всю его жизнь, был прежде всего ин-женером. В первую очередь его интересовала практическая сторона межпланетных поле¬тов. Он был первым, кто всю проблему перевел из сферы мечтаний в сферу конкретных разработок. И не случайно именно он возглавил в 1931 году знаменитый ГИРД Группу изу¬чения реактивного движения. Среди первых гирдовцев был и молодой выпускник МВТУ им. Баумана Сергей Королев, будущий конструктор ракетных систем.
Известный писатель Ярослав Голованов, сравнивая роль Ци-олковского с ролью Цандера в развитии отечественной космо-навтики, писал в своей книге «Марсианин»: «Циолковский взял лист бу¬маги, ткнул перо в чернильный пузырек (он не признавал пись¬менных приборов) и нарисовал каплевидную ракету. Закрутил, узлом перевязал трубопровод, треть всего объема щедро от-дал под пилотную кабину. В другом рисунке нарисовал упра¬вляющие гироскопы колеса диаметром чуть меньше диаме¬тра самой ракеты. В третьем космический шлюз просто трубу с крышечкой. Какого диа¬метра нужны трубопроводы, сколько места можно отдать космонавту, какие требуются гироскопы, как герметизировать выходной шлюз это его не ин-тересовало... Циолковский был убежден, что сам он в космос не полетит. Цандер хотел улететь на Марс во что бы то ни стало!
Если бы Фридрих Артурович, подобно Константину Эдуардо-вичу, довольствовался просто рисунком каплевидной ракеты, он не был бы Цандером. Про-цесс конструирования космиче-ского корабля в общей сложно-сти занял у него многие годы. Впрочем, можно сказать, занял всю его жизнь, потому что все его труды в области ракетной техники и космонавтики так или иначе связаны с этим кора-блем».
Ф. А. Цандер не дожил до дней, когда его идеи начали претворяться на практике. Он умер от тифа 28 марта 1933 года. Через два года не стало и К. Э. Циолковского. Им так и не довелось встретиться, хотя Цандер очень желал этой встречи.
В августе нынешнего года ис-полнилось 110 лет со дня ро-ждения Ф. А. Цандера, в сентяб-ре 140 лет Циолковскому. Вот так и стоят они рядом в ка-лендаре, словно две немеркну-щие звезды на космическом не-босклоне.
Видно, не случайно звезды посещают Землю не только в августе, но и в сентябре.




Назад к содержимому | Назад к главному меню