Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

НАЧАЛО ИНДЕЙСКОГО СОПРОТИВЛЕНИЯ

Страны в истории > Перу

В 1536 г. испанцы, уже начавшие было осваивать завоеванные земли, столкну¬лись наконец с мощным организованным сопротивлением, которое возглавил Ман¬ко Инка. При этом он поклялся уничтожить не только бородачей-испанцев, но и их верных индейских союзников. С апреля 1536 г. началась осада Куско, продолжав¬шаяся более 10 месяцев. В городе насчитывалось 150 тыс. жителей, в том числе около 200 испанцев « 30 тыс. индейцев, сторонников братьев Манки Инки, предъ¬являвших свои права на инкскую корону. В который раз теперь уже новые участ¬ники династической борьбы за власть предпочли защиту интересов чужеземных за¬хватчиков интересам собственных народов.
С 13 мая Куско подверглось массированным атакам со всех сторон. Мощная кре¬пость Саксауаман, защищавшая город с севера, была захвачена осаждавшими, окрестные поля затоплены. После недельных кронопролитных сражений, продолжав¬шихся и ночью, и днем, испанцы во главе с братьями Писарро и их союзниками удер¬живали лишь центральный квартал. Манко Инке удалось собрать значительную си¬лу - около 200 тыс. воинов. По воспоминаниям очевидца Педро Писарро, словно черным платком они покрыли все окрестные холмы вокруг города. Ночью располо¬жение индейского стана с тысячами зажженных костров напоминало небо, усеянное звездами. Непрекращавшиеся боевые кличи наводили ужас на осажденных27.
Накопленный индейцами опыт учил, что в открытом поле испанская конница, а также аркебузы и пушки имели абсолютное превосходство, вот почему они при¬бегли к особой тактике: городские кварталы поджигались, улицы перегоражива¬лись завалами, коней подстерегали многочисленные ямы-ловушки. Преодолев страх, многие индейские воины уже сражались верхом на захваченных лошадях. Ря¬дом с мужчинами воевали и женщины. Осада Куско стала подлинной народной эпо¬пеей, показавшей мощь соединенных усилий индейского воинства.
Ожесточенные многодневные сражения развернулись у главных ворот крепости Саксауаман. Глубокий ров у ворот был завален трупами нападавших и защитников. Здесь был смертельно ранен Хуан Писарро, В народную память вошел инкский вождь Титу Куси Уальпа, словно лев сражался он со шпагой и щитом в руках до тех пор, пока предатель не раскрыл испанцам тайные проходы в крепость. Видя, что по¬ражение неминуемо, Титу Куси завернулся в плащ и бросился вниз со стены. Взятые п плен 1500 защитников крепости были заколоты по приказу Эрнандо Писарро24.
Находившийся все это время на побережье, в строящейся Лиме Франсиско Пи¬сарро был крайне обеспокоен тем, что великая империя будет потеряна для испан¬ской короны. В июле 1535 г. он обратился за помощью в Панаму, Никарагуа и Ме¬ксику. Из Лимы в осажденное Куско были отправлены несколько вооруженных от¬рядов. Однако все они были последовательно разбиты на дорогах Центральной сьерры воинами Манко Инки. Испанцы потеряли 470 человек убитыми, при этом навсегда был развеян миф о непобедимости испанской кавалерии29.
Не снимая осады Куско, Манко Инка решил одновременно блокировать и Ли¬му. В августе 1536 г. около 20 тыс. индейских воинов под началом Кису Юпанки ок¬ружили город с трех сторон. Однако испанцам при поддержке союзных народов по¬бережья удалось отстоять новую столицу. Трагическую роль сыграла гибель само¬го Кису Юпанки в первый же день осады. Истощение запасов, а также необходи¬мость готовить поля к севу вынудили осаждавших снять осаду Лимы и отступить в предгорья, блокировав подступы к городу с востока.
Перед угрозой потери всего завоенного Фр. Писарро предпринимает самые серьезные усилия. В окрестностях Лимы спешно формируется настоящая каратель¬ная армия из 850 хорошо вооруженных лучших людей, каких, по свидетельству со¬временников, никогда прежде не видели в Индиях30. Даже Э. Кортес прислал из да¬лекой Мексики корабль с солдатами и воинским снаряжением. В ноябре 1536 г. на¬чинается испанское контрнаступление с целью очистить перевалы Центральной сьерры и снять блокаду Куско.
Прокладывая путь огнем и мечом, испанская армия оставляла за собой крова¬вый след: выжигались села и поля, пленным индейцам отрубали руки и ноги, клей¬мили лицо, их обращали в рабство, орехонов сжигали заживо на костре. После пя¬ти месяцев упорного сопротивления, потеряв убитыми таких известных военачаль¬ников, как Камакаче, Паукар Пома и др., отряды Манко Инки были вынуждены от¬ступить перед превосходящим воинским опытом завоевателей.
В марте 1537 г. Манко Инке пришлось отступить от Куско. Положение ослож¬нилось тем, что с юга после двухлетнего отсутствия возвратилась экспедиция Аль- магро и Паульо Инки из чилийской кампании. Все попытки Манко Инки склонить
своего брата Паульо к совместным действиям против завоевателей закончились провалом. И неудивительно, ведь Альмагро обещал сделать того верховным прави¬телем инков. Итак, менялись персонажи на инкских подмостках, но династическая драма продолжалась.
Невозможность одновременного противостояния карательной армии из Лимы и засевшему в Куско Альмагро и брату Паульо вынудила Манко Инку переместить¬ся в горы Виткоса на северо-запад от Куско. Здесь в труднодоступном горном рай¬оне сельвы, в долине реки Вилькабамба, было возведено несколько крепостей. Од¬на из них - Вилькабамба - и стала столицей неоинков, наследников поверженного Куско.
Манко Инка переходит к партизанским методам борьбы, взяв под контроль до¬роги и перевалы Центральных Анд на всем протяжении между Куско, Лимой и Ка- хамаркой. Его отряды систематически грабили и разоряли торговые караваны, сжигали испанские усадьбы в долинах рек Апуримак и Урубамба, убивали и уводи¬ли в плен жителей, нанося, по словам Писарро, огромный ущерб христианам и вер¬ным им индейцам. Очевидцы сохранили образ Манко: верхом на коне, со шпагой и копьем в руках он возглавлял нападения своих воинских отрядов. В одном из таких боев попала в плен его жена - Кура Окльо. Следуя тактике устрашения, испанцы предали ее публичной казни: привязав к дереву, ее забросали камнями. Мужествен¬но перенесшая мучения Кура Окльо осталась в народных легендах символом высо¬кой моральной силы и стойкости инкской женщины. ,
1538 и 1539 гг. прошли под знаком нарастания индейского сопротивления, вновь была прервана связь Лимы с глубинными районами Анд, которые отторгли навя¬занную им власть испанских конкистадоров. На севере от верховьев реки Марань- он до города Трухильо на побережье воевали индейцы кончуко, центральную стра¬тегически важную зону Уануко и Аякучо фактически контролировал Илья Тупак, один из военачальников Манко. Пользовавшийся большим авторитетом верховный жрец, Вила Ома успешно воевал южнее Куско и на берегах оз. Титикака. Однако в целом индейское сопротивление не отличалось единством, попытки Манко Инки придать ему повсеместно целенаправленный антииспанский характер не приносили успеха. Часть народов вышла на новый виток взаимоистребительной междоусобной борьбы, прибегая к помощи испанских наемников, другие, как некогда могущест¬венные колья, отстаивали свою независимость и от испанцев, и от неоинков31. К 1541 г. Манко Инка потерял блестящую плеяду испытанных вождей, таких как Ви¬ла Ома, Тису Юпанки, Урко Виракоча и др., - взятые в плен, они были заживо со¬жжены испанцами или утоплены.
Сам Манко Инка продолжал оставаться ключевой фигурой в жизни колонии. Гак, он активно вмешался в разгоревшуюся кровавую распрю между конкистадора¬ми, приняв сторону отца и сына Альмагро против клана братьев Писарро, а в пос¬ледующем поддержал колониальные власти в их борьбе с узурпатором Гонсало Писарро. В условиях нараставшего хаоса колонизаторы объявили настоящую вой- Манко Инке. Однако неоднократные попытки захватить восставшую Вилька- 1ампу или, как писал Фр, Писарро испанскому королю, взять самого Манко Инку кивым или мертвым оказались безуспешными.
Этот незаурядный представитель инкской аристократии, пройдя тяжкий путь трагических заблуждений и ошибок, положил начало освободительной борьбе анд- ких индейцев против испанской колониальной экспансии. Однако в середине 1545 г. i расцвете сил Манко Инка был вероломно убит в собственном стане альмагриста- ли, которым он неосмотрительно предоставил кров32. Как полагают многие иссле- (овптели, эго был политический заговор, приведший к трагической потере для Перу. Наследники и дети Манко Инки продолжили освободительные традиции.

Назад к содержимому | Назад к главному меню