Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

ШТУРМ И ПАДЕНИЕ ВИЛЬКАПАМПЫ

Страны в истории > Перу

Помимо сложных внутренних проблем Толедо получил тяжелое наследство, связанное с завершением конкисты на окраинах вице-королевства. Испанскому на-ступлению активно противостояли воинственные чиригуаны на альтиплано и диа- гиты на севере аргентинской пампы, уже в течение 30 лет регулярную войну в Чи¬ли вели непокорные племена арауканов, остро стояла необходимость укрепления Магелланова пролива в связи с участившимися нападениями европейских корсаров. На этом фоне особенно вопиющей представлялась ситуация с непокоренной Виль- капампой, где вот уже три десятилетия правили неоинки. Находясь в самом цен тре Перу, всего в каких-то сотне км от Куско, руководимая инкскими правителями Вилькапампа была прямым вызовом стабильности и самим устоям колониального режима. Ставились под вопрос легитимность власти испанского короля и всего про¬цесса массовой христианизации индейских народов. Вокруг неоинков консолидиро¬вались здоровые силы многочисленной инкской аристократии, широких метисных и индейских масс, все еще хранивших верность древним языческим традициям.
Между тем на 60~е годы XVI в. пришлось завершение инкского тысячелетнего календарного цикла, за которым, по древним воззрениям, должна была последовать новая счастливая эра44. За прошедшие 30 лет индейские народы уже глубоко почув¬ствовали и осознали тяжкие последствия обрушившегося на них нового колониально¬го порядка, поставившего их на грань жизни и смерти. Неудивительно, что ожидание счастливых перемен в массовом сознании индейцев оказалось связанным с одной- единственной целью полным разрывом с миром чужеземных кололичиторон. В эти годы в долинах Центральных и Южных Анд среди общинного крестьянства, метис¬ных слоев и индейской аристократии Куско, Уаманги и других городов возникло сти¬хийное мессиакистское движение - 'Гаки онкой. Его возглавили жрецы - служители древних святилищ-уак. На 1565 г. только в окрестностях Абанкая действовало более 200 индейских религиозных проповедников. В процессе экстатического обрядового танца они возвещали о возвращении старых андских богов, призывали к священной войне против завоевателей-испанцев с целью уничтожать не только их самих, но и по¬строенные ими города, привезенный скот, орудия труда, отказаться от навязанной ими религии45. Это было тотальное отрицание всего нового порядка вещей, устано-вившегося на древней андской земле и не в последнюю очередь оно вдохновлялось за¬разительным примером непокоренных инков Вилькапампы.
Толедо предпринимает решительные шаги, чтобы навсегда покончить с проти-востоянием инкской и испанской государственности. За последние четверть века все предшественники Толедо на посту вице-короля пытались разрубить затянув-шийся узел путем мирных переговоров, которые фактически ничего не дали. Нео- инки в лице Манко Инки и его наследников или вели активную борьбу с колониаль-ными властями, или, умело маневрируя, шли на эпизодические контакты, но грани-цы Вилькапампы продолжали твердо защищать.
В 50-60-е годы туда неоднократно засылались посольства (1557, 1566 гг.) для ведения дипломатических переговоров и выработки почетных условий, на кото-рых наследники Манко Инки могли бы сложить оружие: например, высокая годо¬вая рента в 17 тыс. песо, богатые земельные пожалования и мн. др. Велась актив¬ная переписка. Эти усилия имели частичный успех: так, один из сыновей Манко Сайри Тупак прибыл в Лиму в январе 1558 г., где крестился вместе с многочислен-ной свитой. Однако героическая Вилькапампа в лице старшего сына Манко - Титу Куси Юпанки продолжала сопротивление, получив поддержку значительной части инкской аристократии в Куско46.
В 1566 г. в местечке Акопампа было наконец подписано соглашение о вечном мире, при этом Титу Куси объявил себя вассалом испанского короля в обмен на признание его законным наследником инкской династии. Многие исследователи по-лагают, что путем переговоров Титу Куси пытался связать руки испанцам и избе-жать нежелательной прямой военной конфронтации. Вилькапампа согласилась также принять несколько монахов для обращения местных индейцев в христианст-во. Подписанные документы были отправлены в Испанию в Совет Индий на утвер-ждение королю Филиппу II.
В 1571 г. Титу Куси умер. Пришедший ему на смену молодой инка Тупак Ама- ру отказался признать перемирие и закрыл границы и подходы к Вилъкапампе. В июле и октябре 1571 г. Толедо выслал две мирные делегации в мятежную В илька- пампу в расчете добиться признания владычества испанского короля. Однако в обо¬их случаях сначала два монаха, а затем и личный представитель Толедо были уби¬ть) при попытке перейти границу владений неоинков. Это поставило их на грань но¬вой войны с колониальными властями.
Вице-король переходит к решительным действиям, кабильдо Куско объявляет Вилькапампе войну огнем и мечом. Подготовка наступления: ставится на широ-кую ногу: объявлен набор колонистов и ветеранов конкисты, а также традицион¬ных противников инков - индейцев каньяри и уанка, объявлены награды в виде раз¬дачи новых энкомьенд и должностей, идет разведка дорог и перевалов к Вилькапам- пс, затерянной в высокогорном районе тропической сельвы до 4 тыс.м высотой. К маю 1572 г. в Куско собралась мощная экспедиция в составе 250 испанцев, кавале-ристов и пехотинцев, вооруженных аркебузами и пушками, в их числе и ветераны
конкисты - известные конкис тадоры Серра де Легисамо и Алонсо де Меса и 2 тыс. индейских воинов47. Одновременно с целью нейтрализовать оппозицию была аре¬стована группа влиятельных инкских аристократов, обвиненных в тайной поддерж¬ке неоинков и в заговоре против испанского короля.
В конце мая 1572 г. началось массированное наступление в долину Виткоса, ко¬торая была окружена с трех сторон. Первый бой произошел на границе у моста Чу- кичако. Хроника экспедиции пестрит сообщениями об исключительной отваге и неистовой храбрости индейских воинов, они буквально бросались на дула аркебу¬зов, в рукопашной схватке не считались с жизнью48. Однако силы оказались не¬равны. В течение июня, преодолевая отчаянное сопротивление защитников, укре-пивших высокогорные проходы завалами, ловушками и засадами, экспедиция подо¬шла к крепости Уайна Пукара. Построенная на самой вершине отвесного каньона, по словам очевидцев, она выглядела совершенно неприступной и к тому же при¬крывала Вилькалампу на стратегическом направлении. Однако, как это не раз уже случалось в истории завоевания Перу, дорогу в крепость выдали перебежчики с инкской стороны. Так судьба неоинков была решена.
24 июня 1572 г. карательная армия вошла на улицы горящей Вилькапампы по¬сле ожесточенного четырехдневного сражения. Молодой инка Тупак Амару поки¬нул город вместе с семьей и ближайшими сподвижниками и скрылся в сельве на вос¬токе. Однако и его дни были сочтены. Преданный одним из своих родственников Тупак Амару вскоре попал в руки испанского отряда, преследовавшего его по пя¬там. В руках испанцев оказались и священные реликвии инкской династии, в том числе и золотой идол Пунчау, в полости которого хранился пепел сожженных сер¬дец предшествующих правителей инков. Последний оплот инкского сопротивления, легендарная столица неоинков Вилькапампа перестала существовать.
21 сентября 1572 г. карательная экспедиция вернулась в Куско. Через три дня последний Сапа Инка был обезглавлен на центральной площади Куско в присутст¬вии жен, двух малолетних дочерей и 15-тысячной толпы индейцев. На настоятель¬ные просьбы местных священников, на коленях просивших Толедо помиловать Инку и выслать его в Мадрид, тот ответил решительным отказом49. Это был ярко выраженный политический процесс в угоду высшим интересам испанской коро¬ны50. Казнь Тупака Амару произвела гнетущее впечатление на всех современников без различия сословий и рас, подвергших Толедо резкой критике. Трагедия правя¬щей инкской династии, начавшаяся вероломной казнью Атауальпы на площади Ка- хамарки в 1533 г., через 40 лет завершилась бесчеловечной расправой над его по¬томком. Отныне на века имя Тупака Амару станет символом сопротивления анд¬ских народов в их борьбе с колониальным угнетением.
* * *
Реформаторская деятельность Толедо имела противоречивые последствия. Они дали повод называть его одновременно великим тираном и великим гумани¬стом51. Стремясь ограничить крайности эксплуатации индейского населения, испо¬ведуя государственный прагматизм и своеобразные идеи раннего просвещенного абсолютизма, Толедо далеко опередил свое время: его трудовой регламент рассма¬тривал митайо как вольнонаемного работника; в нем устанавливалась продолжи¬тельность рабочего дня, обеденный перерыв, воскресный и праздничный отдых, бесплатное лечение, оплата дорожных расходов и мн. др.; его указы призывали обу¬чать индейцев испанской грамоте, он ополчился против массового употребления ко¬ки как наносящей большой ущерб здоровью и нравственности индейцев52. Эти и другие полезные начинания, оставшиеся и по сей день актуальными, были отверг¬нуты колониальной действительностью.
Что же Kiictic гея глинной цели, то за Оолее чем Ю-легний срок (1569-1580) вице- королю Франсиско де Толедо как архитектору колониальной системы удалось ук¬репить королевскую власть в Перу, создать жестко централизованный аппарат упра¬вления и подчинить ему все категории светской и духовной бюрократии, земельной знати и торгово-промышленных слоев, заложить юридические основы социальной и классовой структуры. При этом высоко оценив достижения инкской государственно¬сти в области социально-производственной практики, Толедо заставил их работать в новом историческом контексте, что способствовало развитию интегральных процес¬сов в перуанском обществе и преемственности всего хода исторического развития на андских землях. Но коренное население заплатило за это страшную цену.

Назад к содержимому | Назад к главному меню