Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Восшествие на престол

История России

В половине второго ночи 12 марта 1801 года граф П. А. Пален сообщил Александру об убийстве отца.

Уже в манифесте от 12 марта 1801 года новый император принял на себя обязательство управлять народом «по законам и по сердцу своей премудрой бабки». В указах, как и в частных беседах, император выражал основное правило, которым он будет руководствоваться: на место личного произвола деятельно водворять строгую законность. Император не раз указывал на главный недостаток, которым страдал русский государственный порядок. Этот недостаток он называл «произволом нашего правления». Для его устранения необходимо было разработать фундаментальные законы, которых ещё почти не было в России. Именно в таком направлении велись преобразовательные опыты первых лет.

В течение месяца Александр вернул на службу всех ранее уволенных Павлом, снял запрет на ввоз различных товаров и продуктов в Россию (в том числе книг и музыкальных нот), объявил амнистию беглецам, восстановил дворянские выборы и т. д. 2 апреля восстановил действие Жалованной грамоты дворянству и городам, ликвидировал тайную канцелярию.

Ещё до восшествия Александра на престол вокруг него сплотилась группа «молодых друзей» (граф П. А. Строганов, граф В. П. Кочубей, князь А. А. Чарторыйский, Н. Н. Новосильцев), которые с 1801 года стали играть крайне важную роль в управлении государством. Уже в мае Строганов предложил молодому царю образовать негласный комитет и в нём обсуждать планы государственного преобразования. Александр охотно согласился, и друзья шутя называли свой тайный комитет Комитетом общественного спасения.

5 (16) июня 1801 года в Петербурге была подписана русско-английская конвенция, завершившая межгосударственный кризис, а 10 мая восстановлена русская миссия в Вене. 29 сентября (8 октября) 1801 года был подписан мирный договор с Францией, 29 сентября (11 октября) заключена секретная конвенция.

15 сентября (ст. ст.) 1801 года в Успенском соборе Москвы был коронован митрополитом Московским Платоном (Левшиным); было использовано то же чинопоследование коронования, что и при Павле I, но отличием было то, что императрица Елизавета Алексеевна «при короновании своём не становилась пред своим супругом на колени, а стоя приняла на свою голову корону»

Назад к содержимому | Назад к главному меню