Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Смерть Николая ¶

История России

Скончался «в двенадцать минут первого часа пополудни»[71] 18 февраля (2 марта) 1855 года вследствие пневмонии (простудился, принимая парад в лёгком мундире, будучи уже больным гриппом).

Как вспоминали очевидцы, император ушёл из жизни в ясном сознании, ни на минуту не теряя присутствия духа. Он успел проститься с каждым из детей и внуков и, благословив их, обратился к ним с напоминанием о том, чтобы они оставались дружны между собой[72].

Существует конспирологическая версия, широко распространённая в обществе того времени, что Николай I принял разгром генерала Хрулёва С. А. под Евпаторией во время Крымской войны как окончательный предвестник поражения в войне, и потому попросил лейб-медика Мандта дать ему яд, который позволил бы ему покончить с собой без лишних страданий и достаточно быстро, но не внезапно, предотвратив личный позор[59][73][74][75].. Император запретил вскрытие и бальзамирование своего тела[76]. Эта версия в высшей степени неправдоподобна, поскольку император был глубоко религиозным христианином и невероятно, что он мог решиться уйти из жизни с неискуплённым тяжёлым грехом.

Как пишет историк П. А. Зайончковский, «слухи о самоубийстве царя лишены всяких оснований». Он ссылается на подробные записи в дневнике, сделанные его сыном (будущим императором Александром II) о болезни своего отца который заразился гриппом, а «17 февраля произошел, по-видимому, отек легких, Николай I начал задыхаться и вскоре умер»[77].

Погребён 5 марта того же года в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга.

«Меня удивило, вспоминал А. Э. Циммерман, что смерть Николая Павловича, по видимому, не произвела особенного впечатления на защитников Севастополя. Я заметил во всех почти равнодушие на мои вопросы, когда и отчего умер Государь отвечали: не знаем»[78].

Все говорят о государе Николае Павловиче не только без раздражения, но даже с участием, желая даже извинить его во многом. Но между тем все невольно чувствуют, что какой-то камень, какой-то пресс снят с каждого, как-то легче стало дышать; вдруг возродились небывалые надежды, безвыходное положение, к сознанию которого почти с отчаянием пришли, наконец, все, вдруг представилось доступным изменению. Ни злобы, ни неприязни против виновника этого положения. Его жалеют как человека, но даже говорят, что, несмотря на все сожаления о нём, никто, если спросить себя откровенно, не пожелал бы, чтобы он воскрес. Мир его душе!


Назад к содержимому | Назад к главному меню