Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Оценка в русской эмиграции

История России

В предисловии к своим мемуарам, генерал А. А. Мосолов, бывший в течение ряда лет в близком окружении императора, писал в начале 1930-х: «Государь Николай II, Его семья и Его окружение являлись чуть ли не единственным объектом обвинения для многих кругов, представлявших русское общественное мнение дореволюционной эпохи. После катастрофического развала нашего отечества, обвинения сосредоточились почти исключительно на Государе».[174] Генерал Мосолов отводил особую роль в отвращении общества[175] от императорской семьи и от престола вообще императрице Александре Фёдоровне: «рознь между обществом и двором <> настолько обострилась, что и общество, вместо того, чтобы, по укоренившимся своим монархическим взглядам, поддерживать трон, от него отвернулось и с настоящим злорадством смотрело на его крушение».

С начала 1920-х монархически настроенными кругами русской эмиграции издавались сочинения о последнем царе, имевшие апологетический (позднее также и агиографический) характер и пропагандистскую направленность; наиболее известным среди таковых явилось исследование профессора С. С. Ольденбурга, вышедшее в 2-х томах в Белграде (1939) и Мюнхене (1949) соответственно. Один из заключительных выводов Ольденбурга гласил: «Самым трудным и самым забытым подвигом Императора Николая II-го было то, что Он, при невероятно тяжёлых условиях, довёл Россию до порога победы: Его противники не дали ей переступить через этот порог».

 
Назад к содержимому | Назад к главному меню