Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

НЭП и культура

История России

Нельзя не сказать и ещё об очень важном влиянии НЭПа влиянии на культуру. Разбогатевшие нэпманы частные торговцы, лавочники и ремесленники, не озабоченные романтическим революционным духом всеобщего счастья или конъюнктурными соображениями об удачном служении новой власти, оказались в этот период на первых ролях.

Новых богачей мало интересовало классическое искусство для его понимания у них не хватало образования. Они устанавливали свою моду. Главным развлечением стали кабаре и рестораны общеевропейская тенденция того времени (особенно были знамениты в 20-е годы кабаре Берлина).

В кабаре выступали артисты-куплетисты с нехитрыми песенными сюжетами и незамысловатыми рифмами и ритмами, исполнители весёлых фельетонов, скетчей, антреприз (одним из самых известных артистов-куплетистов времени был Михаил Савояров). Художественная ценность подобных представлений была весьма спорна, и многие из них уже давно забыты. Но, тем не менее, простые и непритязательные тексты и лёгкие музыкальные мотивы некоторых песенок вошли в историю культуры страны. И не только вошли, но стали передаваться из поколения в поколение, обрастая новыми рифмами, меняя какие-то слова, сливаясь с народным творчеством. Именно тогда родились такие популярные песни, как «Бублички», «Лимончики», «Мурка», «Фонарики», «Крутится-вертится шар голубой» (автором текстов к песням «Бублики» и «Лимончики» был опальный поэт Яков Ядов).

Эти песни многократно подвергались критике и осмеянию за аполитичность, безыдейность, мещанский вкус, даже откровенную пошлость. Но долголетие этих куплетов доказало их самобытность и талантливость. Да и многие другие из этих песен несут в себе тот же почерк: одновременно ироничный, лиричный, щемящий, с простыми рифмами и ритмами они похожи по стилистике на «Бублики» и «Лимончики»[10]. Но точное авторство установить пока не удалось. А о Ядове только и известно, что им сочинено огромное количество незамысловатых и очень талантливых песенок-куплетов того периода.
Лёгкие жанры царствовали и в драматических театрах. И тут не всё удержалось в требуемых границах. Московская студия Вахтангова (будущий театр им. Вахтангова) в 1922 году обратилась к постановке сказки Карло Гоцци «Принцесса Турандот». Казалось бы, сказка такой простой и незатейливый материал. Актёры смеялись и шутили, пока репетировали. Так, с шутками, порой весьма острыми, и появился спектакль, которому суждено было стать символом театра, спектакль-памфлет, таящий в себе за лёгкостью жанра мудрость и улыбку одновременно. С тех пор прошло три разных постановки этого спектакля. В чём-то схожая история произошла и с другим спектаклем того же театра в 1926 году там была поставлена пьеса Михаила Булгакова «Зойкина квартира». Театр сам обратился к писателю с просьбой о написании лёгкого водевиля на современную НЭПовскую тему. Водевильная весёлая, казалось бы, безыдейная пьеса скрывала за внешней лёгкостью серьёзную общественную сатиру, и спектакль был запрещён по решению Наркомата просвещения 17 марта 1929 года с формулировкой: «За искажение советской действительности».

В 1920-х годах в Москве начинается настоящий журнальный бум. В 1922 году начинают издаваться сразу несколько сатирических юмористических журналов: «Крокодил», «Сатирикон», «Смехач», «Заноза», чуть позже, в 1923 году «Прожектор» (при газете «Правда»); в сезоне 1921/22 года появился журнал «Экран», среди авторов которого А. Сидоров, П. Коган, Г. Якулов, Я. Тугендхольд, М. Кольцов, Н. Фореггер, В. Масс, Е. Зозуля и многие другие. В 1925 году известный издатель В. А. Регинин и поэт В. И. Нарбут основали ежемесячник «30 дней». Вся эта пресса, помимо новостей из рабочей жизни, постоянно публикует юморески, весёлые неприхотливые историйки, пародийные стихи, карикатуры. Но с концом НЭПа заканчивается их издание. С 1930 года «Крокодил» остался единственным общесоюзным сатирическим журналом[11]. Эпоха НЭПа трагически закончилась, но след этого разгульного времени навсегда сохранился.

Назад к содержимому | Назад к главному меню