Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Сталинские репрессии

История России

1 декабря 1934 года ЦИК СССР после убийства Кирова принял постановление «О внесении изменений в действующие уголовно-процессуальные кодексы союзных республик» следующего содержания[25], подписанное Председателем ЦИК СССР М. И. Калининым и Секретарем ЦИК СССР А. С. Енукидзе: Внести следующие изменения в действующие уголовно-процессуальные кодексы союзных республик по расследованию и рассмотрению дел о террористических организациях и террористических актах против работников советской власти:

1. Следствие по этим делам заканчивать в срок не более десяти дней;
2. Обвинительное заключение вручать обвиняемым за одни сутки до рассмотрения дела в суде;
3. Дела слушать без участия сторон;
4. Кассационного обжалования приговоров, как и подачи ходатайств о помиловании, не допускать;
5. Приговор к высшей мере наказания приводить в исполнение немедленно по вынесении приговора.


Массовый террор периода «ежовщины» осуществлялся тогдашними властями страны на всей территории СССР (и, одновременно, на подконтрольных в то время советскому режиму территориях Монголии, Тувы и республиканской Испании), на основании «спущенных на места» Ежовым цифр «плановых заданий» по выявлению и наказанию людей, вредивших советской власти (так называемых «врагов народа»)[26].

В ходе «ежовщины» к арестованным широчайшим образом применялись пытки; не подлежавшие обжалованию приговоры (зачастую к расстрелу) выносились безо всякого суда, и немедленно (нередко ещё до вынесения приговора) приводились в исполнение; все имущество абсолютного большинства арестованных людей незамедлительно изымалось; родственники репрессированных сами подвергались таким же репрессиям за один только факт своего родства с ними; оставшиеся без родителей дети репрессированных (вне зависимости от их возраста) также помещались, как правило, в тюрьмы, лагеря, колонии, или же в специальные «детские дома для детей врагов народа»[27]. В 1935 году стало возможно привлекать несовершеннолетних, начиная с 12-летнего возраста, к высшей мере уголовного наказания (расстрелу)[28]. Р. Конквест пишет, ссылаясь на воспоминания бывшего сотрудника НКВД, что эти меры использовались для психологического давления во время допросов[29]; с другой стороны, расстрелы малолетних детей практиковались и ранее для снижения численности беспризорных[30].

В 1937 году было приговорено к расстрелу 353074 человек, в 1938 году 328618, в 19392601[31]. По версии Ричарда Пайпса в 19371938 годах НКВД арестовал около 1,5 млн человек, из которых около 700 тыс. было расстреляно, то есть, в среднем, по 1,000 расстрелов в день[32].

Историк В. Н. Земсков называет аналогичную цифру, утверждая, что «в самый жестокий период 1937-38 годы были осуждены более 1,3 млн человек, из которых почти 700 000 были расстреляны»[33], а в другой своей публикации он уточняет: «по документально подтвержденным данным, в 19371938 гг. по политическим мотивам было осуждено 1344923 человека, из них 681692 приговорено к высшей мере.»[34] Следует отметить, что Земсков лично участвовал в работе комиссии, работавшей в 19901993 гг. и рассматривавшей вопрос о репрессиях[35].

В результате голода, репрессий и депортаций, смертность сверх «нормального» уровня в период 19271938 гг. составила, по различным оценкам, от 4 до 12 млн человек[14][23].

В 19371938 гг. были арестованы Бухарин, Рыков, Тухачевский и другие политические деятели и военачальники, включая тех, кто в своё время способствовал приходу Сталина к власти.

Отношение представителей общества, придерживающихся либерально-демократических ценностей, в частности отражено в их оценке репрессий, проводившихся в Сталинский период в отношении ряда национальностей СССР: в Законе РСФСР от 26 апреля 1991 г. 1107-I «О реабилитации репрессированных народов», подписанном президентом РСФСР Б. Н. Ельциным, утверждается, что в отношении ряда народов СССР на государственном уровне по признакам национальной или иной принадлежности «проводилась политика клеветы и геноцида».

Назад к содержимому | Назад к главному меню