Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Проявления культа личности

История России

Марксизм-ленинизм, идеологическая основа Советской власти, в теории отвергает вождизм, ограничивая «роль личности в истории», что проистекало из марксистского положения о равенстве. Однако некоторые учёные считают вождизм естественным следствием практического социализма. Например, русский философ Н. Бердяев считал, что «Ленинизм есть вождизм нового типа, он выдвигает вождя масс, наделённого диктаторской властью». После Октябрьской революции 1917 года в Советской России и СССР стали использоваться во множественном и единственном числе титулы «вожди революции» и просто «вожди» применительно к В. И. Ленину и Л. Д. Троцкому. С обретением всей полноты власти Сталиным, применительно к нему часто использовались и были почти обязательны в официальных публицистике и риторике титулы «Великий вождь», «Великий вождь и учитель». Сталин был единственным Генералиссимусом Советского Союза. Он именовался также «отцом народов», «великим полководцем», «гениальным учёным», «лучшим другом (учёных, писателей, физкультурников и др.)» и т. п.

В Сталинский период советская пропаганда создала вокруг Сталина полубожественный[2][нужна атрибуция мнения] ореол непогрешимого вождя. Именем Сталина (а также его ближайших соратников) назывались бесчисленные географические, народно-хозяйственные, технические, военные, транспортные, культурные и прочие объекты, предметы, награды. Ввиду объявления Сталина теоретиком марксизма-ленинизма, его имя упоминалось и его портретный образ изображался в одном ряду с Марксом, Энгельсом и Лениным, а также, подобно «марксизму-ленинизму», иногда использовался термин «сталинизм», десятилетия спустя ставший понятием-определением созданного им политического режима с отрицательной оценкой-осмыслением.

Образ Сталина стал одним из центральных в советской литературе 1930-х-1950-х годов; произведения о вожде писали также зарубежные писатели-коммунисты, в том числе Анри Барбюс (автор изданной посмертно книги «Сталин»), Пабло Неруда, эти произведения переводились и тиражировались в СССР. Произведения, прославляющие Сталина, в изобилии появлялись и в публикациях фольклора практически всех народов СССР.

Сталиниана постоянно присутствовала в первую очередь в советской печати, кинематографии, музыке, живописи и скульптуре этого периода, включая монументальное, изобразительное и массовое искусство. Прижизненные памятники Сталину, как и памятники Ленину, устанавливались массово в большинстве городов СССР, а после 1945 и Восточной Европы. В дни государственных праздников обязательным и широко отражённым в кинематографе стал ритуал поднятия над Москвой на аэростатах огромного портрета Сталина, подсвечиваемого прожекторами. Особую роль в создании пропагандистского образа Сталина сыграли массовый советский плакат, посвящённый самой разнообразной тематике с его изображением, а также обязательное размещение его портретов во всех государственных и общественных зданиях и помещениях и на транспорте.

Именем Сталина прижизненно было названо огромное количество объектов, в том числе населённых пунктов (первым из которых, по-видимому, стал Сталинград в 1925 в обороне Царицына Сталин участвовал в Гражданскую войну), улиц, заводов, шахт, колхозов, дворцов культуры и прочих объектов, а также военная и прочая техника. После 1945 города имени Сталина появились во всех государствах Восточной Европы, причём в ГДР и Венгрии Сталинштадт (ныне часть Айзенхюттенштадта) и Сталинварош (ныне Дунауйварош) стали выстроенными практически с нуля в честь вождя «новыми социалистическими городами». В 19371938 годах выдвигались предложения переименовать Москву в город Сталинодар.

Аналогичные по характеру, но меньшие по масштабу явления наблюдались и в отношении других государственных руководителей 1930-х-1950-х (Калинина, Молотова, Жданова, Берия и пр.). Сопоставимым с культом Сталина был только (в основном посмертный) культ Ленина, продолжавшийся весь советский период, заниженный во времена Сталина, но вновь и ещё с большей силой возвышенный после смерти Сталина.

Н. С. Хрущёв, развенчивая культ личности в своём знаменитом докладе на XX съезде КПСС утверждал, что Сталин всячески поощрял такое положение вещей. Хрущёв заявил, что редактируя подготовленную к печати собственную биографию, Сталин вписывал туда целые страницы, где называл себя вождём народов, великим полководцем, высочайшим теоретиком марксизма, гениальным учёным и т. д.[3]. В частности, Хрущёв утверждал, что следующий отрывок был вписан самим Сталиным: «Мастерски выполняя задачи вождя партии и народа, имея полную поддержку всего советского народа, Сталин, однако, не допускал в своей деятельности и тени самомнения, зазнайства, самолюбования»[4].

Однако известно, что Сталин пресекал многие акты своего восхваления. Так, по воспоминаниям автора орденов «Победа» и «Слава» первые эскизы были выполнены с профилем Сталина. Сталин попросил заменить его профиль на Спасскую башню[5]. На замечание Лиона Фейхтвангера «о безвкусном, преувеличенном преклонении перед его личностью», Сталин «пожал плечами» и «извинил своих крестьян и рабочих тем, что они были слишком заняты другими делами и не могли развить в себе хороший вкус»[6]. В 1949 году, когда МГУ хотели присвоить его имя, Сталин категорически возразил: «Главный университет страны может носить лишь одно имя Ломоносова»[7].

По свидетельству Молотова,


В своей жизни я дважды назвал Сталина гениальным: один раз в каком-то приветствии, которое не я писал, там была групповая подпись. Сталин рассердился и велел вычеркнуть: «Ты как сюда попал?» «Попал, как полагается». «Неужели ты тоже плетешься за всеми?» Второй раз на его похоронах.

Ф. Чуев. Сто сорок бесед с Молотовым

В учебнике для юридических вузов и факультетов «Теория государства и права», изданном авторским коллективом под редакцией профессора С. С. Алексеева, говорится следующее об одной из причин культа личности Сталина[8]:

Российская многовековая традиция патернализма нашла воплощение в мелкобуржуазном вождизме, характерном для многомиллионной крестьянской страны. Психология вождизма, бюрократическое обожествление авторитета и послужили питательной средой культу личности Сталина. К началу 30-х годов тоталитарный режим стал суровой политической реальностью.

После «разоблачения культа личности» получила известность фраза, приписываемая обыкновенно М. А. Шолохову (но также и другим историческим персонажам)
: «Да, был культ Но была и личность!».

Назад к содержимому | Назад к главному меню